Экспортные горизонты АПК — реальность или мираж?

После того как аграрный комплекс России завершил 2018 год падением производства, эксперты заговорили, что аграрный локомотив, разогнавшийся на рельсах импортозамещения и продэмбарго, начал терять тягу и встал на путь стагнации. Но в уходящем году к отрасли, похоже, пришло «второе дыхание».

Продолжающаяся мощная поддержка государства, благоприятная международная конъюнктура и, что совсем немаловажно, — комфортная во многих регионах погода сделали своё дело. Текущий год отрасль завершит в плюсе. В июне прозвучал первый осторожный прогноз — рост сельхозпроизводства составит 1–1,5%. А когда уборка урожая близилась к концу, Минсельхоз повысил оценку до 2%. За 11 месяцев 2019 года рост сельхозпроизводства составил 4,1%.

В 2019 году сельское хозяйство шестой год подряд получило урожай зерна, который превышает 100 млн тонн. Собрано 120,6 млн тонн против 113,3 млн тонн в 2018 году. Причём впервые за последние 12 лет выращена пшеница первого, высшего, класса. РФ сохраняет лидерство в экспорте. Нулевая экспортная пошлина на это зерно в 2019 году, в отличие от прошлых лет, была сразу продлена на два года, что подтверждает серьёзность намерений российских экспортёров в отношении мирового рынка зерна.

Экспортные горизонты постепенно становятся основой, на которой планируется в дальнейшем развивать отрасль. Ориентация на задачу — довести экспорт продукции АПК к 2024 г до 5 млрд — скорректировала многие ранее привычные пути развития, подчинила себе методы руководства отраслью. В частности, в 2019 году Минсельхоз начал заключать с компаниями так называемые соглашения о повышении конкурентоспособности. Они нацелены на увеличение производства востребованной за рубежом продукции и в связи с этим дают возможность сельхозпроизводителям получать льготные кредиты на краткосрочные и инвестиционные цели.

В уходящем году продолжился «блицкриг» по открытию зарубежных рынков для российской продукции. Значимыми событиями, в частности, стали новые соглашения о поставках сои, рапса и шрота в Китай, открытие рынка свинины Вьетнама, первые поставки сахара в Грецию и Турцию. На рынок зерна вышел ВТБ, который в течение года сколотил мощный зерновой и перевалочный актив с амбициями мирового трейдера.

По предварительным данным, выручка аграрной отрасли в 2019 году увеличится на 4% и достигнет 3 трлн руб., что сопоставимо с ее кредиторской задолженностью. Рентабельность отрасли с учетом субсидий составит 14,6%, без учета — 10%. Инвестиции в основной капитал вырастут на 10–15% и достигнут 520–540 млрд руб., чистая прибыль — 364 млрд руб.

Зерно получило стратегию

Стратегический документ, утверждённый правительством в августе, увязывает развитие производства зерна как с продовольственной безопасностью страны, так и с наращиванием экспорта. «У нас есть все возможности, чтобы продолжать наращивать поставки за рубеж, но, естественно, без ущерба для решения внутренних задач по обеспечению продовольственной безопасности», — говорил премьер Дмитрий Медведев после утверждения стратегии.

Минсельхоз заложил в документ три сценария развития зернового комплекса: оптимистический, базовый и пессимистический. В базовом предусмотрен рост производства зерна до 140 млн тонн к 2035 году, что позволит экспортировать 55,9 млн тонн зерновых. По оптимистичному сценарию урожай вырастет до 150,3 млн тонн, экспорт — до 63,6 млн тонн, по пессимистичному — 125,4 млн тонн к 2035 году и экспорт в объеме 39,7 млн тонн.

По прогнозу Минсельхоза, экспорт зерна в 2019/2020 сельхозгоду составит до 45 млн тонн против 43,3 млн тонн в прошлом сельхозгоду.

Предполагается, что стимулирование зерновой отрасли позволит не только двигаться к намеченному к 2024 году экспортному горизонту (из 5 млрд общего экспорта 1,4 млрд должно прийтись на зерно), но и поможет развиваться смежным отраслям. К 2035 году потребление зерна в России составит 86,6 млн тонн, в том числе 52,3 млн тонн будет использовано на производство кормов и комбикормов, 15,2 млн тонн направлено на пищевые цели, 12 млн тонн — на семена, 5,6 млн тонн — на другие цели промышленной переработки зерна.

Потребность в инвестициях в наращивание производства зерна до 2035 года оценивается в 3,4 трлн руб. Основная часть расходов — 3,3 трлн руб. — предназначена на закупку тракторов и комбайнов, 81 млрд руб. — на ввод новых посевных площадей.

Кроме того, 709 млрд руб. потребуется на увеличение внутреннего потребления зерна, в том числе 150 млрд руб. — на создание мощностей по глубокой переработке зерна, 559 млрд руб. — на создание и модернизацию мощностей мукомольно-крупяной и комбикормовой промышленности. Инвестиции в развитие инфраструктуры и транспортно-логистического обеспечения оцениваются в 281 млрд руб., в том числе 140 млрд руб. необходимо на строительство мощностей по хранению зерна и столько же — на возведение портовых и сухопутных перевалочных мощностей.

Между тем эксперты зернового рынка считают ориентиры по сбору зерна, установленные в стратегии, довольно-таки скромными — с учетом задачи поддержания лидерства на мировом рынке пшеницы. В частности, уже первые, даже самые предварительные оценки, говорят о том, что и в будущем году ситуация на зерновых полях будет развиваться позитивно, считает вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут. Состояние посевов озимых, по его словам, блестящее, потери незначительные. Площадь под озимыми в 2019 году рекордная — 18,2 млн га. Правда, напомнил он, в России каждые десять лет случаются засухи, последняя была в 2010 году.

В одни руки. Государственные

И все-таки наиболее значимым событием на рынке зерна в уходящем году стало появление на нем крупного игрока в лице ВТБ, который за короткое время смог скупить ряд зерновых активов и объектов транспортной инфраструктуры и предложил создать объединённый зерновой холдинг. В намерениях банка — стать трейдером мирового уровня, а в России — гарантом конкуренции и равного доступа к инфраструктуре.

ВТБ владеет 50% минус 1 акция «Объединенной зерновой компании» (остальное у РФ). Кроме того, ему принадлежит 33,7% «Новороссийского комбината хлебопродуктов», одного из крупнейших зерновых терминалов РФ, и 100% «Новороссийского зернового терминала» (приобретен у «Новороссийского морского торгового порта» ). ВТБ также купил контрольный пакет железнодорожного оператора «Рустранском» (РТК), который специализируется на перевозке зерна, и 70% зернового трейдера «Мирогрупп Ресурсы», близкого к властям Краснодарского края. Сообщалось, что банк также интересовался 50% зернового терминала «Тамань».

За две недели до конца года интерес ВТБ к зерновому комплексу вновь попал в информационное пространство. FESCO, один из крупнейших в РФ операторов портовой инфраструктуры, сообщила, что ведет переговоры о продаже своих хопперов-зерновозов и рассчитывает закрыть эту сделку, в случае одобрения ФАС, в первом квартале 2020 года. Источники на рынке утверждают, что переговоры ведутся с подконтрольным ВТБ «Русагротрансом», который эксплуатирует более 40 тыс. зерновозов. «Русагротранс» входит в группу РТК. FESCO эксплуатирует около 4,2 тыс. хопперов-зерновозов.

В августе стало известно, что глава ВТБ Андрей Костин обратился к Владимиру Путину с просьбой поддержать создание вертикально интегрированного зернового оператора. «Помощь не планируется, я не прошу ни денег у государства, ни каких-либо скидок или льгот, а просто решения тех вопросов, которые есть. Есть поручение президента премьеру, премьер дальше поручение разослал по ведомствам, сейчас ведомства потихоньку свои заключения делают», — пояснял Костин.

То, что ведомства, действительно, занимались этим «потихоньку», очевидно. Попытки получить у них, прежде всего у Минсельхоза, комментарии на этот счёт оборачивались объяснениями, что вопрос слишком высокого уровня, не министерского. От этого уровня и следует ждать комментариев, давали понять в ведомстве. И лишь недавно была впервые озвучена официальная позиция.

«Если компания, которая раньше не занималась сельским хозяйством, принимает решение и идет в этот достаточно непростой вид бизнеса, для нас это очень позитивно, — заявил министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев в декабрьском интервью „Коммерсанту“. — Мы всячески поддерживаем инициативы, которые ВТБ сейчас реализует. Хорошо, что появится еще один большой игрок на рынке, что у них есть все эти активы. Они будут создавать более здоровую обстановку и формировать конкурентную среду, в которой выиграет тот, кто сможет минимизировать свои издержки и себестоимость».

Фактически холдинг уже создан и в настоящее время банк «активно ищет и привлекает финансовых или стратегических инвесторов», сообщил первый зампред ВТБ Юрий Соловьев в интервью «Интерфаксу» в конце года. «У нас много запросов, в том числе из-за рубежа, на участие в капитале холдинга. В этом году, возможно, будет продажа доли первому частному инвестору, мы сейчас выбираем партнеров», — сказал он.

Мнения участников рынка по поводу появления столь крупного игрока разделились.

Как заявил гендиректор УК «Содружество» Александр Шендерюк-Жидков, появление ВТБ на рынке зерна — «серьёзный плюс». Такой игрок, по его словам, может решить проблему форвардных и фьючерсных контрактов на пшеницу, которая не решается десятилетиями. «Только когда мы сделаем эффективный фьючерс на пшеницу, наша пшеница будет интересна на западе», — убеждён он. Как считает Шендерюк-Жидков, такой крупный игрок, как ВТБ, поможет решить и проблему хранения зерна на элеваторах, на которых «пока есть воровство».

И это, действительно, проблема. В апреле Московская биржа сообщила о риске хранения на элеваторах — в частности, о недостаче зерна, выступающего обеспечением по сделкам своп, «предположительно вследствие хищения». В связи с этим биржа создала резерв в отчетности в размере 2,4 млрд руб.

В то же время в Российском зерновом союзе с опасением встретили планы по созданию крупного объединения на рынке. Как считает президент союза Аркадий Злочевский, реализация планов ВТБ чревата снижением конкуренции на рынке, потерей эффективности производства. В итоге это может снизить конкурентоспособность российского зерна на мировом рынке.

По его словам, раньше два главных зерновых терминала — НКХП и НЗТ — «имели абсолютно автономную, самостоятельную политику, в том числе и ценовую». «Они выступали в роли конкурентов по отношению друг к другу. А сейчас конкуренции между ними не наблюдается», — сказал он.

«Идея с точки зрения банка понятна и очевидна. Можно сконцентрировать ресурсы, монополизировать какие-то сегменты в рынке и это приведет к повышению доходности, — отметил Злочевский. — Но долгоиграющие последствия будут выглядеть несколько иначе: снижение конкуренции в результате такой монополизации приведет к потере эффективности».

В качестве доказательства глава Зернового союза привёл примеры из мировой практики. «Две монополии, которые существовали в последние десятилетия — Канадский пшеничный комитет как экспортная монополия и Австралийская экспортная корпорация, которая, кстати, была негосударственной, благополучно померли», — констатировал он.

Как считает Злочевский, концентрировать активы в одних руках можно, «но необходимо сохранять уровень конкуренции между этими активами, внутреннюю конкуренцию».

Глава ВТБ, в свою очередь, пояснял, что именно на сохранение конкуренции и нацелены планы банка. «Мы, наоборот, считаем, что будем способствовать лучшей конкуренции, транспарентности того, что было, по ценообразованию. Улучшить инфраструктуру, обеспечить доступ (к ней на равных условиях — ИФ), чтобы не было такого, что каждый владелец зерна думает, а будет ему доступ или не будет в порт, на „железку“. Все эти вопросы, мы считаем, в значительной степени продвинем, если создадим вертикально интегрированную компанию», — говорил Костин в сентябре.

К созданию нового холдинга планирует присмотреться ФАС, когда планы получат реальные очертания.

«Пока речь идёт об идее. Но все зависит от того, как эта компания устроена, какую долю на каждом из сегментов рынка она занимает. Там же получается трейдинг в определённой доле, перевозки внутренние железнодорожным транспортом, перевалка в портах, хранение как на территории РФ в элеваторах, так и в портовых элеваторах», — говорил замруководителя антимонопольной службы Андрей Цыганов.

«Единственное, что я могу сказать сразу — в любом случае, если мы увидим угрозу для конкуренции, то мы, естественно, будем требовать от этой компании соблюдения определённых правил. И первое из них, на мой взгляд, это недискриминационный доступ и к транспортным перевозкам, и к услугам по хранению зерна», — констатировал он.

Уходящий год был отмечен и созданием практически под контролем Минсельхоза нового объединения — Союза экспортёров зерна, председателем правления которого стал выходец из ОЗК Эдуард Зернин. Впервые о планах создания нового союза или серьезного переформатирования действующего Минсельхоз заявил в феврале на одной из встреч с экспортерами (начали проводиться регулярно с августа 2018 года).

Новый союз был зарегистрирован 30 июля. Его учредителями стали четыре ведущих экспортера — АО «Астон», ООО «Гленкор Агро МЗК», ООО «ОЗК-Юг» и ООО «Торговый дом «РИФ».

Чем не угодили ведомству Зерновой союз, который объединял в том числе и ведущих экспортёров, а также Национальная ассоциация экспортеров сельхозпродукции, пока неясно. В Минсельхозе утверждали, что инициатива создания союза принадлежит самим экспортерам.

Но о том, что пути объединений «со стажем» и ведомства разошлись, говорит и то, что впервые за многие годы Злочевский не вошёл в состав общественного совета при министерстве, а Зерновой союз переехал из помещений, которые он занимал в Минсельхозе много лет.

О деятельности нового союза пока сведений мало. В ноябре был сообщено, что к нему присоединись еще пять компаний, в том числе и «Мирогрупп Ресурсы». Пресс-релиз по этому поводу распространяла пресс-служба Минсельхоза. На сайте Союза этой информации до сих пор нет. Там по-прежнему названы только учредители.

Зерновой «Меркурий»?

И буквально в конце года Минсельхоз озвучил еще одну инициативу по усилению государственного влияния на рынок зерна. Речь идет, по сути, о создании системы контроля, аналогичной действующей в животноводстве системе «Меркурий».

«Чтобы в полной мере обеспечить госконтроль за качеством зерна, Минсельхоз разработал поправки в закон „О зерне“, закрепляющие создание полноценной системы прослеживаемости зерна на территории страны», — сообщило ведомство.

Предполагается, что система позволит отслеживать не только перемещения продукции, но и балансы любого хранителя и элеватора по входящей и исходящей продукции, а также балансы полученного сырья и изготовленных из него продуктов переработки. В системе предусмотрено оформление результатов лабораторных исследований зерна и карантинных сертификатов.

Законопроект предусматривает, что на каждом этапе производства и приема на хранение зерна и продуктов его переработки необходимо проводить обязательные лабораторные исследования, причем делать это должны аккредитованные испытательные лаборатории.</