Замглавы Минпромторга Виктор Евтухов — о снижении цен на овощи и мерах по сокращению стоимости перевозки продуктов

Цены на овощи из «борщевого набора», в частности, морковь и картофель, снизились за последние полтора месяца на 40% и 20% соответственно. Об этом в интервью «Известиям» рассказал замглавы Минпромторга Виктор Евтухов.

Он также назвал овощи, которые пока не дешевеют, и пояснил, за счёт чего ритейлу удаётся зарабатывать в ситуации нулевой наценки на социально значимые товары, и готово ли государство оказать отрасли поддержку. В интервью Виктор Евтухов обозначил позицию Минпромторга насчёт увеличения возраста продажи алкоголя с 18 до 21 года и рассказал о том, действительно ли Moet приостановил поставки своего шампанского в Россию.

Выйти на цену

— Президент Владимир Путин поставил задачу не допустить галопирующего роста цен на продукты питания, а также существенно снизить цены на овощи из «борщевого набора». Какие меры предпринимаются или уже приняты для выполнения этих задач? Фиксируется ли уже снижение стоимости овощей и насколько?

— Галопирующий скачок цен произошёл год к году. Например, это касается цен на яйца перед Пасхой. Но позже они откатились и упали даже ниже цены, которая была бы комфортна для производителей.

Также наблюдался кратковременный рост цен на мясо, и снова снижение. Такое бывает, особенно на праздники и когда начинается шашлычный сезон. В целом инфляция на продукты питания, как и планировалась, составила порядка 4–5%. Однако по «борщевому набору» цены действительно сильно выросли, на некоторые позиции в два раза по отношению к предыдущему году. И, конечно, на это обратил внимание глава государства, дал жёсткое поручение решить проблему.

Сейчас идёт достаточно активное снижение цен. Так, морковь подешевела порядка 40% за последние полтора месяца. Картофель — более чем на 20%. По помидорам и огурцам не было существенного роста, поэтому они вернулись к той цене, которая была оптимальна и комфортна для потребителя.

Единственное, что пока не дешевеет, — это лук и капуста. По капусте проблема в том, что урожай поздний, и мы думаем, что активное снижение цены на неё пойдёт только сейчас, в сентябре. По луку примерно та же ситуация. «Борщевой набор», повторю, каждый год дорожает, а затем цена снижается. Это явление сезонное.

В ближайшие две–три недели пойдёт дальнейшее снижение цены на картофель. Судя по калибру уродившегося картофеля, в этом году урожай не очень хороший, картофель мельче. Ритейлу сложнее с таким продуктом работать, потому что потребитель у этого товара на самом деле очень взыскательный. Картофель покупают все, и все также предъявляют повышенные требования к продукту. Он должен быть и крупный, и мытый, и нормально упакованный. Когда картофель мелкий, сети несут большие потери, потому что покупатель выбирает крупный, и мелочь потом вся выбрасывается. Поэтому по мелкому картофелю договорились с производителями, что они будут поставлять его уже в упаковке для того, чтобы ритейл не перекладывал потери на упаковку в цену.

— Ранее наблюдалась нестабильная ценовая ситуация с маслом растительным и сахаром. Тогда были подписаны соглашения между производителями и ритейлом. Как обстоят дела в этих категориях товаров сейчас?

— В целом цены на масло и сахар тех категорий, по которым подписывали соглашения, держатся неизменно на протяжении уже многих месяцев, даже несмотря на то, что соглашение по сахару уже перестало действовать. Надо сказать, что ритейл неохотно ставит высокие наценки на социально значимые товары. На такие товары цены, наоборот, стараются снижать, потому что они образуют потребительский трафик, конкуренция между сетями за трафик очень высокая.

Наценочные суждения

— Некоторые компании устанавливают нулевую или даже отрицательную торговую наценку. За счёт чего бизнес зарабатывает в таком случае?

— Отрицательные наценки на социально значимые товары перекладываются на другие товары — на так называемые премиальные позиции. На полках сетей сегодня десятки тысяч различных наименований продуктов питания, поэтому по социально значимой группе, даже по оценкам Росстата, наценка в среднем составляет 16–16,5%.

Ритейл зарабатывает за счёт очень больших оборотов и большого количества наименований товаров. По каким-то позициям наценки есть и по 100, и по 150, и по 200%. Если взять публичные компании в ритейле, например, X5, «Магнит» (они всегда публикуют свои отчётности, их проверяют аудиторские компании, акции котируются на биржах, и поэтому они просто не могут лукавить), то в их годовых отчётах можно увидеть, что рентабельность продуктовой розницы составляет 5–7% в среднем.

— Планирует ли государство как-то помогать ритейлу в этой ситуации?

— С точки зрения монетарных мер поддержки государство ритейлу никогда на помогало и не помогает. Да ритейл этого и не просит. Это прибыльная отрасль, и мы видим, как компании развиваются, постоянно открываются новые торговые точки. В борьбе за потребителя улучшается и сервис, и внешний вид.

Если говорить о товарных группах, требования к поставщикам сейчас не скажу что жёсткие, но более чёткие и конкретные, более понятные. По ритейлу, если брать регулятору, за последние годы было принято много изменений в закон о государственном регулировании торговой деятельности в РФ, которые как раз выравнивали экономическую силу поставщиков и ритейла в субъектах РФ. Ритейл доминировал, это правда, многие годы. Сейчас можно говорить о равновесном состоянии.

Сегодня не стыдно за российскую торговлю. Во-первых, она многоформатная. У нас очень много крупных торговых сетей, но в то же время немало средних, малых, нестационарных, мобильных. Нами разработан и внесён в Госдуму закон о развитии малых форматов торговли. Надеемся, что новый состав ГД вместе с Советом Федерации придут к компромиссу, и этот закон будет принят.

Форматный подход

— Ранее президент дал поручение по развитию малых форматов торговли, в том числе ярмарок. Как обстоят дела в этой сфере?

— По ярмаркам было дано поручение правительства по увеличению их количества в стране в два раза. Задача была поставлена в этом году, и её цель — вовлечь как можно больше продукции в оборот, чтобы не было резкого скачка цен, дефицита, и каждый потребитель мог бы выбрать продукты на свой вкус и по той цене, которая устроит.

Теперь о рынках. Из-за слишком жёсткой регуляторики их количество в стране сократилось существенным образом: в шесть раз за 10 лет. Сейчас мы внесли закон о рынках, который, на наш взгляд, упростит процедуру их создания для управляющей компании, для компании, которая готова в это инвестировать.

В целом малые форматы, рынки и ярмарки — очень важное для наших граждан направление. Нестационарная торговля, мобильная торговля сейчас очень востребована в регионах. Многие из них, не дожидаясь закона, пользуются нашими методическими рекомендациями и активно развивают различные малые форматы.

— Какие это регионы?

— Приведу в пример Калининградскую область. Там губернатор Антон Андреевич Алиханов сам звонил и просил дать региону методики, как правильно выстроить малый торговый формат, чтобы людям было комфортно и недорого делать покупки. Минпромторг оказал региону необходимую методическую помощь и содействие.

«Ритейл нас слышит»

— Вице-премьер Виктория Абрамченко недавно поручила Минтрансу, Минпромторгу и Минсельхозу проработать меры по снижению цен на перевозку продуктов. Какие меры предлагает Минпромторг и когда они начнут действовать?

— Эта проблема сегодня обсуждается на площадке Минтранса. Действительно, сильно подорожали автомобильные перевозки: за два месяца до 30%. Всё это может повлиять на цену товара. Надо отдать должное коллегам из министерства транспорта, они провели несколько совещаний вместе транспортниками, производителями и ритейлом, с участием нашего министерства и коллег из Минсельхоза.

Как мы договаривались? Просто садились за стол переговоров и убеждали наших коллег из бизнеса ответственно относиться к тем категориям товаров, которые сегодня составляют основу потребительской корзины российского гражданина.

И надо сказать, тот же ритейл нас слышит. Мы уже многие годы в конструктивном диалоге. Компромисс всегда можно найти.

— Какова доля транспортных издержек в цене продуктов сейчас?

— Если говорить о перевозке с юга в центр России — 3–5 рублей на килограмм. Это достаточно много при нынешних ценах. Однако мы выполняем поручение главы государства. Цены на продовольствие не должны скакать, никто не должен злоупотреблять своим доминирующим положением на рынке. В данном случае ответственно должны вести себя все участники так называемой товарной цепочки. Не только сельхозпроизводители и торговля, но все компании, которые поставляют какие-то сопутствующие товары, сырье для производителей продуктов питания, а также те компании, которые оказывают логистические услуги.

Сегодня нет оснований для роста цены перевозки транспортом на 30% за два месяца. Мы понимаем, с водителями есть определённая проблема из-за ковида, из-за того, что не хватает мигрантов, приезжих, кто обычно занимается этой деятельностью. Поэтому надо приглашать тех, кто сегодня готов выполнять эту работу, и, может, даже за более высокую зарплату. Сегодня стоит задача повышения заработной платы, и это также надо делать.

— В ситуации с ценами складывается ощущение, что при решении одной проблемы с одним видом товара возникает новая — с другим. Есть ли у вас системное решение ценового вопроса?

— Это всегда очень непростой вопрос, особенно когда речь идёт о ценах на продовольствие. Продовольственная инфляция сейчас заметна во всем мире. После ковида ситуация обострилась, это касается не только продовольствия, но и других групп товаров. Но продовольствие в данном случае — особо чувствительная история.

Если говорить о системных решениях, то, во-первых, мы договариваемся, чтобы крупный и средний ритейл, который составляет порядка 50% всей торговли РФ, заключал больше прямых договоров с производителями. Это позволит нивелировать скачки цен, эту жёсткую волатильность, при которой, если на рынке есть дефицит какого-то продукта, цена на него вырастает резко. Когда его избыток — она резко падает. Эти скачки и для производителей невыгодны, и ритейл от этого страдает.

А когда заключаются прямые договоры, в которых есть формула цены, стоимость продуктов и товаров более-менее стабильная. Да, возможно и повышение, но предсказуемое, понятное, в пределах инфляции по стране.

Но также и не надо забывать, что сельхозагропроизводители получают существенные меры поддержки от государства. И если посмотреть рентабельность многих агрохолдингов по различным культурам и различным видам продукции, то там мы увидим весьма неплохие цифры.

Почему Союз потребителей настаивает на возрождении советской практики

В целом государство системно и последовательно выступает как медиатор и помогает устанавливать нормальные партнёрские отношения бизнесу, когда это необходимо. Государство должно в этот процесс включаться. Подобное происходит во всех странах тем или иным способом. Но заметьте: мы ни разу не воспользовались правом правительства устанавливать предельно допустимую наценку в регионе на какой-либо продукт питания, который входит в социальный список, если его стоимость за 60 дней выросла на 10% и более. Государство очень аккуратно к этому механизму относится, потому что резкие движения на этом направлении могут привести к снижению качества товаров, оттоку инвестиций и многим другим экономическим проблем. Поэтому в системном решении «ценового вопроса», как вы его назвали, нужно действовать очень аккуратно. Повторю, помогать бизнесу выстраивать партнёрские отношения и находить золотую середину.

О молоке с шампанским

— С 1 сентября должен был стартовать второй этап маркировки молочной продукции. Всё ли запущено по плану? Нет ли сбоев в поставках продукции, и какие ещё товары сегодня в списке у Минпромторга для маркировки?

— Первый этап — сыры, мороженое, прошёл, я считаю, успешно, без сбоев. Никакого дефицита не было, разнообразие на прилавках магазинов присутствовало. Вся техническая составляющая была выполнена и компаниями, и типографиями, и интеграторами, и нашими частными партнёрами. С Центром развития перспективных технологий начался новый этап маркировки молочной продукции со сроком годности более 45 дней. Конечно, есть и шероховатости, потому что порой мы «поздно запрягаем».

— Бизнес противится?

— Нет, бизнес не противится. В случае с маркировкой молочки есть две опции: либо ставишь у себя оборудование, маркируешь на своих линиях, либо маркируешь в типографиях. Сегодня есть уже под сотню типографий, которые эту услугу оказывают. А те компании, которые решили, что они будут маркировать у себя — в основном это крупные компании, они заказали специальное оборудование. Но заказали не тогда, когда мы им его предлагали в начале года, а только уже ближе к лету. На поставку оборудования требуется время: на монтаж, на технологическую проверку, на запуск. И, действительно, произошли отдельные сбои у некоторых компаний.

Сегодня мы каждую неделю проводим селекторы с регионами. В каждом регионе создан штаб по маркировке, в частности, по молочной продукции, потому что это сложный товар. Каждые два дня мы проводим селектор с крупнейшими производителями и интеграторами, с нашим партнёром ЦРПТ. Оперативно в онлайн-режиме решаются проблемы, которые возникают.

Если брать по 10-балльной шкале, то мы оказал